monashenki

 

Главная страница

Другие православные товары

Форма для заказа

Контакты

Список магазинов, где можно купить монашенки

 

 

 

 

 

 

Оставить

отзыв

Телефон по вопросам дилерства:

8-909-156-19-20

Телефон горячей линии:

8(495)681-89-63

Истоки традиции каждения "монашенками" берут свое начало с давних времен. Об этом свидетельствуют различные литературные и документальные источники.

 

Словарь церковно-славянского и русского языка, составленный вторым отделением императорской академии наук. СПб 1847:

Монашенка - курительная свечка приготовленная из уголного порошка со стираксом.

 

Толковый словарь Ефремовой:

Монашка

1. ж. разг. То же, что: монахиня.

2. ж. разг. То же, что: монашенка.

3. ж. устар. Курительная свечка, распространяющая при горении ароматный дым.

 

Толковый словарь Ушакова:

Монашка - монашки, ж.

...

2. Курительная свечка из угольного порошка с душистыми смолами.

 

Толковый словарь Даля, Статья «Светскость»

...

3. Монашенки - курительные свечи, из угольной мякоти, с пахучими смолками, для куренья.

 

Упоминание на сайте Украинской Православной Церкови Московской Патриархии, Луганской епархии:

Ладан воскуряется на древесном угле, который является тихим и незаметным спутником, но без которого вознесение благоуханных паров невозможно. Что касается угля, у нас в России предпочитают березовый древесный уголь, который, сгорая, почти не дает никаких посторонних запахов. В Греции, на Афоне для тех же целей используют уголь, получаемый из виноградной лозы. А в Средневековой Европе лучшим для воскурения считался липовый уголь. На его основе с добавлением ладана и других ароматических смол делались курительные свечки, позже известные у нас в России под именем “монашенок”. Теперь в домах иногда для воскурения ладана используют настольную электрическую лампу — на ее стеклянную колбу кладут колечко и в него уже помещают кусочек ладана, это делается для того, чтобы растопленная смола не попала в патрон. Сложилась даже традиция: нужна лампа в 60 ватт — если меньше, то тепла не достаточно; если больше, то ладан начинает давать горьковатый дым (текст полностью http://www.torirem.lg.ua/library_info/Info_kadilo.html )

 

В замечательной книге Ивана Шмелева "Лето Господне" мы можем встретить упоминание о монашенках:

"Невысокое солнце светит на лесенку амбара, по которой взбегают плотники. Вытаскивают "ердань", - балясины и шатер с крестями, - и валят в сани, везти на Москва-реку. Все в толстых полушубках, прыгают в валенках, шлепают рукавицами с мороза, сдирают с усов сосульки. И через стекла слышно, как хлопают гулко доски, скрипит снежком. Из конюшни клубится пар, - Антипушка ведет на цепи Бушуя. Василь-Василич бегает налегке, даже без варежек, - мороза не боится! Лицо, как огонь, - кровь такая, горячая. Может быть, исхитрится завтра, одолеет Ледовика?.. В доме курят "монашками", для духа: сочельник, а все поросенком пахнет. В передней - граненый кувшин, крещенский: пойдут за святой водой. Прошлогоднюю воду в колодец выльют, - чистая, как слеза!



Другой отрывок из Ивана Шмелева, который, кажется, сам был любителем монашек, судя по тому с какой любовью он их описывает!

ИВ. ШМЕЛЕВЪ. РОДНОЕ. БЕЛГРАДЪ 1931

На „Вербе“,  подъ самой  стеной Кремля,  где  съ  возковъ  продается  верба,  условленна у нихъ встреча съ Ниной. Дивное  какое  имя!..

„Женщины гораздо  находчивее  мужчинъ!“ – взволнованный близкимъ счастьемъ,  мечтаетъ Федя, проходя мимо Иверской  въ  ворота,  где  горластые  молодцы орутъ – „а вотъ, съ морскимъ,  ярославскимъ-костромскимъ!“ – а старушки  курятъ „монашками“ на жестянкахъ и призываютъ сладко: „возьмите  благодетели-кормильцы,  для духовнаго  воздушка“… – „Вотъ  Ниночка-милочка!.. – „Какъ  на Спассокй  Башне пробьетъ 4,  буду въ  вербахъ!“ – А то  бы и  не найти,  миллiонъ  народу!..“ 

... Федя съ Ниной  уже въ  Воскресенскихъ  Воротахъ. Идутъ молча.

– Погодите… – трогаетъ  за рукавъ  Нина,  беретъ свою  розовую обезьянку и прикалываетъ  на грудь Феде.

– Храните ее,  всегда!  – шепчетъ она  значительно.

Какой  золотистый  вечеръ! Какiя  чудесныя  „монашки“,  курятся  рубиновыми  головками и  понеземному  пахнутъ!  Какiя  золотистыя  яблочки  плещутся  въ новенькихъ,  золотистыхъ  шайкахъ! Дочего  румяны  и вкусны  „грешники“ на  лотке, и какое  чудно-зеленое масло  льется сонно  струйкой въ  серо-ноздристые  ихъ нарезы!..  Обоимъ  хочется  „грешниковъ“, – и не могутъ  сказать объ этомъ.  Хочется  и яблочковъ моченыхъ. Вспоминаютъ оба кисловатую,  сочную мякоть  ихъ красныя  зернышки  въ  сердечк?,  которыя  разгрызать  такъ вкусно! 



У Сергея Маковского в "Портретах современников" есть такой отрывок:

" ... для большего эффекта сняли гимназические куртки и засучили рукава рубашек: из под хламид высвобождались голые руки, для которых нашлись золоченые запястья. "Монашки" задымили, Сергеев пустил в ход свою сердцещепательную "Лунную сонату", мы уселись на полу...

"... подливал лоделаванд, правда довольно второстепенного качества; а на всех кафельных печах, белых с синими узорами, расставлены были так называемые „монашенки", курительные свечи на грошах. 

Literaturnye salony i kruzhki  Авторы: Nikolai Leontevich Brodskii Опубликовано издательством Academia, 1930 Авторы: M. I. Aronson, Solomon Abramovich Reiser, Boris Mikhailovich Eikhenbaum

Aromaty i zapakhi v kulture Olga Vainshtein Опубликовано издательством Novoe literaturnoe obozrenie, 2003


Я Полонский. Воспоминания. стр. 370  М., Худ. Литература 1986 ...

играли старинные менуэты, в другом углу была иэразцовая печь с карнизом, на котором стояло два китанскнх, из белого фарфора, болванчика; под этими болванчиками ставили нногда куритсльные свечки (монашенки) тогда от них очень хорошо пахло.

 

Вячеслав Яковлевич ШИШКОВ. ЕМЕЛЬЯН ПУГАЧЕВ КНИГА ВТОРАЯ:

"Хлопуша крякнул, поклонился и пошел, цепи загремели. Губернатор облегченно, всей грудью, сделал "уф-фу-фу" и для очистки воздуха приказал зажечь в комнате ароматные курительные "монашки". - Ну-с, господа! - важно отставив ногу, затянутую в белый нитяный чулок, и выпятив брюшко, губернатор пытался придать своей особе осанку испытанного хитрейшего вельможи. - Убедились ли ви, что я кой-который панимаю обращеньи простой народ? “Да, да, — волнуясь, думал дедушка ночью, скинув казакин и стоя в своей спальне перед аналоем, перед зажженными на нем восковыми свечечками, глядя на черный образ Меркурия. — Да, да, смерть грешнику люта... Да не зайдет солнце в гневе нашем!”



Иван Алексеевич Бунин. Суходол:

"Но тут он вспомнил, что хотел подумать что-то другое; горбясь и шепча пятидесятый псалом, прошелся по ком­нате, поправил тлевшую на ночном столике курительную монашку, взял в руки Псалтирь и, развернув, снова с глубоким, счастливым вздохом поднял глаза на безглавого святого. И вдруг напал на то, что хотел подумать, и засиял улыбкой: — Да, да: есть старик — убил бы его, нет старика — купил бы его!"

 

У Гоголя в повести "Мертвые души" (стр. 198, Гоголь Н.В. Повести. Драматические произведения. - Л.: Худож. Лит., 1983. - 328с. ):

Гоголевский Ноздрев покупая на ярмарке "хомутов, курительных  свечек, платков для няньки, жеребца, изюму, серебряный рукомойник, голландского холста, крупчатой муки, табаку, пистолетов, селедок, картин, точильный инструмент, горшков, сапогов, фаянсовую посуду..."

 

Встречается интересный отрывок у Тургенева в "Отцах и детях":

Кирсанов входит в детскую и ведет беседу с Фенечкой:

- Экой бутуз, - снисходительно проговорил Павел Петрович и пощекотал двойной подбородок Мити концом длинного ногтя на указательном пальце; ребенок уставился на чижа и засмеялся.
- Это дядя, - промолвила Фенечка, склоняя к нему свое лицо и слегка его встряхивая, между тем как Дуняша тихонько ставила на окно зажженную курительную свечку, подложивши под нее грош.

Комментарии:

Здесь речь идет, судя по всему, о "монашенке" - курительной свечке, которую использовали верующие в домашнем обиходе. 

У Мельникова-Печерского "В лесах": 

"А у Патапа Максимыча в доме все на ногах. В горницах и в сенях огни горят, в передней, где гостям сидеть, на каждом окошке по две семитки лежит, и на каждой курится монашенка (Курительная свечка)". 
 

Петр Николаевич Краснов, "Екатерина великая":

Это были скучные, скудно меблированные и неуютные горницы. Окнами они выходили на двор и на Фонтанку. Стены были обиты пунцовою камкою, удобств никаких не было. Старые печи дымили, с Фонтанки несло сыростью и гнилью. Курительные монашки, пахнущие ладаном, лавандовая французская вода, восточная амбра — все это, любимое Императрицей Елизаветой Петровной, придававшее ее великолепному и величественному образу восточный аромат арабских сказок, доводило Великую Княгиню до тошноты и головокружения. Обстановка казалась Екатерине Алексеевне больничной и тоскливой, напоминала ей непрестанно о ее положении и наводила на тяжелые, мрачные мысли. Посетителям ходить к ней надо было через половину Государыни, и многих это стесняло.